9 лет назад в этот день перестало биться сердце одного из талантливых театральных режиссеров страны, основателя и руководителя театра "Ахорун" Фарруха Касымова.

Народного артиста Таджикистана, лауреата Госпремии им. Рудаки, по праву считают реформатором национального таджикского театра. Он принес славу таджикскому искусству и всему Таджикистану, а его творчество почитали во многих странах мира.

В далеком 1974 году великий актер Махмуджон Вохидов, который дружил со знаменитой семьей Касымовых (Фаррух Касымов сын знаменитых в республике актеров театра и кино – Мухаммаджона и Мушаррафы Касымовых), сказал про Фарруха: «Этот парень, со своей поразительной трудоспособностью, энтузиазмом, поиском, напоминает Мухаммаджона Касымова в молодости. Говорят, что сыновья должны быть лучше своих отцов. Да будет так…».

Фаррух Касымов своими постановками сумел воспитать целое поколение интеллигенции. Он собрал вокруг себя таких же «сумасшедших», которые в свободные от основных спектаклей вечера репетировали до седьмого пота. И их труд был не напрасным: это был настоящий фурор! Это был совсем другой театр, с новым взглядом, непривычной игрой актеров, декорациями, символами…

В 1981-м со своим спектаклем «Тудаи риёкорон» («Кабала святош») Булгакова он участвовал на театральном фестивале в Тбилиси. Сам играл в нем главную роль – Мольера. К премьере из Душанбе должны были привезти костюмы и декорации, но их все не было. От переживаний у Фарруха Касымова за одну ночь появилась седина. Груз доставили буквально перед началом спектакля. Но «игра стоила свеч» - спектакль был удостоен Гран-при. Один советский критик отозвался о работе Касымова так: «Мольер, которого ставили Станиславский и Булгаков в театрах Товстоногова и Марджонашвили, не был раскрыт настолько ярко, как в «Кабале святош» Фарруха Касымова…». Это не было преувеличением.

Вскоре, уставший от бюрократической системы, от постоянной необходимости преодолевать эти «препятствия», режиссер уехал в Курган-тюбинский областной драмтеатр. За поставленный спектакль «Тартюф» Мольера в 1988 году Фаррух Касымов на республиканском фестивале профессиональных театров «Парасту» получил приз за лучшую режиссуру.

Когда Касымова спросили, почему он, актер, стал ставить спектакли, ответил: «В работе над ролью актер не всегда самостоятелен. Режиссер же посредством работы актера, драмы и сцены может показать свое отношение к жизни и окружающему миру».

В конце 80-х в Душанбе он основывает новый театр – «Ахорун». К нему перешла работать отделившаяся часть труппы Таджикского молодежного театра им. М. Вахидова.

Он тогда говорил, что выбрал молодежь, потому что молодые его больше понимают. «И я - их. Когда нет взаимного понимания, постановка спектакля невозможна», - говорил режиссер.

1 января 1990 года театр был официально зарегистрирован как Государственный экспериментальный театр юного зрителя «Ахорун».

Работу труппа начала с постановки «Возвращение Иосифа Прекрасного» - спектакля, который показал историю и древнюю культуру посредством изложения произведений Руми, Джами, Аттора. Многим было непонятно действие, которое скорее походило на мистерию. Некоторые критики даже спорили, что это не драматургия.

Но «не драматургию» простой народ принял на «ура», это была революция в таджикском традиционном театре. В 1990 году спектакль получил Гран-при на республиканском фестивале «Парасту», в сентябре того же года - Гран-при на фестивале театров юного зрителя в Казахстане, потом Гран-при на региональном фестивале «Навруз-90», затем, в 1992 году на фестивале в Иране получил золотую медаль.

В гуще событий гражданской войны на военном самолете труппа отправилась со спектаклем на Международный фестиваль им. Чехова в Москву, а в 1993 году на международном фестивале Центральной Азии, проходящий в городе Антверпен (Бельгия),  «Ахоруну» снова был вручен Гран-при.

Потом были «Трагедия Исфандиёра» (1995), «Шах Фаридун» (1997), «Шейх Санон», «Яздигурд», «Антихрист», «Шах Исмаили Сомони» (1999) «История любви» (2000), где режиссер соединил истории любви Ромео и Джульеты Шекспира и Меджнуна и Лайли Джами, «Зардушт» (2001), а еще через год – «Король Лир» Шекспира.

Впервые в истории народов Средней Азии он превратил произведение персоязычного классика в драму. Интересно, что в спектакле о Ромео и Джульетте звучала таджикская классическая музыка в исполнении известного музыканта Абдували Абдурашидова, а голосом Джурабека Муродова прозвучала песня «Эй, сорбон». Музыку ко многим его постановкам написал известный таджикский композитор Толиб Шахиди. 

Фаррух Касымов ставил спектакли не только в родном театре. Узбекский театр «Эски-мачит» из Карши выступал на нескольких театральных фестивалях с постановками Касымова. Например, «Шейх Санон» по произведениям Аттора и на стихи Навои. Или «Найман она», где режиссер на основе притчи о манкурте из романа Ч. Айтматова выстраивает контраст между добрым началом культурных традиций и варварством исторического беспамятства. 

Когда режиссер работал над спектаклем в Карши, с ним случилась беда: у Касымова случился приступ инсульта, и он в коматозном состоянии попал в больницу. 

Через два месяца, проведенных в больнице Карши, он вернулся в Душанбе, его положили в правительственную больницу, но улучшения не было. Он был наполовину парализован. B gоследние несколько лет он передвигался на инвалидной коляске.

Вся его жизнь – была театром. «Ахорун» и он были тесно связаны. Все крепко срослось.

Он сказал однажды о себе: «Фаррух Касым - человек, который одержим театром и работой, театром и историей своего народа. Весь мир для него начинается здесь и здесь же заканчивается…»

Оставайтесь с нами в TelegramFacebookInstagram, Viber, Яндекс.ДзенOK и Google Новостях.