Азизджон Бердыкулов 3 года живёт во Фленсбурге – небольшом городке на границе Германии и Дании, куда можно доехать за 2 евро. Он изучает национальные меньшинства в Европе и СНГ и играет на укулеле. Мы поговорили о его работе и жизни в Германии.

Азизджон Бердыкулов 3 года живёт во Фленсбурге – небольшом городке на границе Германии и Дании, куда можно доехать за 2 евро. Он изучает национальные меньшинства в Европе и СНГ, играет на укулеле, бегает по вечерам и жалеет о потерянном лете, которое он собирался провести с близкими в Душанбе.

Мы поговорили с ним о пандемии, жизни в Германии, «fomo», деньгах и людях.

 

- Азиз, расскажи, как ты попал в Германию

- Когда я работал в ОБСЕ в Душанбе, я нашёл программу немецкого Института международных связей (IFA). Она включала в себя трёхмесячную практику в Германии в одной из выбранных областей. В 2015-м году по моему совету на эту программу подала моя подруга, Эллина Ким. Она прошла, приняла участие и была в восторге от проекта. В конце того же года я сам подал на эту программу.

Я сразу выбрал себе место, куда хотел отправиться – во Фленсбург. Ещё когда я учился в академии ОБСЕ, я писал дипломную работу по теме этнических меньшинств, а в этом городе расположен центр, который занимается этим вопросом.

Подал, прошёл практику, приехал обратно в Душанбе. Вообще, программа института даёт много возможностей: узнать новое, прокачать свои навыки, посмотреть страну. Если хорошо проявить себя – можно найти работу. И всё бесплатно. Даже квартиру снимают.

фото предоставлено Азизджоном Бердыкуловым

 

- А как ты получил работу?

- В марте 2017 мне написали из Фленсбурга и предложили ехать к ним, потому что заметили ещё во время практики. Им в проект нужен был человек, который разбирается в постсоветских странах, знает русский язык и имеет опыт в теме национальных меньшинств. И уже в августе 2017-го я переехал сюда.

 

- И чем ты сейчас занимаешься?

- Мой проект называется «Атлас сообществ Европы». Под Европой мы подразумеваем "классическую Европу", Центральную Азию и Кавказ. Всего 52 страны (сорри за ошибку!).

«Сообщества» - потому что в некоторых странах слово «меньшинство» не очень подходит, либо не нравится его представителям.

Мы разрабатываем веб-сайт, на котором собирается информация о национальных и этнических сообществах, проживающих во всех этих странах. Там есть общая информация, данные о языках, религиях, культурных особенностях, самоорганизации, репрезентативности, миграции и т.д.

Поначалу я занимался больше постсоветским пространством, сейчас работаю расширенно. Кроме этого проекта у меня есть исследовательская работа, там в основном про СНГ.

Например, я изучаю процедуры официального признания этнических меньшинств в разных странах. В Германии их 4: рома/синти (цыгане), датчане, фризы и сорбы. Их статус законодательно закреплен. Ещё я исследовал аналогичный опыт в Литве, Казахстане и России. В последней интереснее всего – там очень много коренных, малочисленных народов.

фото предоставлено Азизджоном Бердыкуловым

 

- Итак, в 2017-ом ты переехал в Германию, но без знания немецкого языка, верно?

- Да, моя работа ведется на английском. Сейчас есть навыки немецкого, но очень базовые, для минимальной коммуникации.

 

- Значит был рабочий уровень английского.

- Да.

 

- И как прошли эти три года? К чему было сложнее всего привыкать?

- Привыкать сильно не пришлось, потому что во время практики я жил в этом же городе, работал в этом же центре, практически с теми же коллегами. Даже мой рабочий стол остался прежним.

С жильем мне тоже повезло – нашел квартиру с мебелью и сразу въехал. Обычно тут сдают абсолютно пустые квартиры, нет даже патронов для лампочек, всё нужно покупать самому.

Поначалу было очень много бюрократии: зарегистрироваться, оформить страховку, открыть банковский счет. В этом мне помогали коллеги.

Непривычно было то, что у нас свободный график на работе. Есть определенное количество часов по контракту, которые надо отработать. Нет нормированного рабочего дня, хотя многие приходят в одно и то же время.

А ещё с конца осени и до начала весны тут очень короткий день, потому что город северный.

фото предоставлено Азизджоном Бердыкуловым

 

- Чем интересен Фленсбург?

- Он расположен на границе с Данией. У нас есть автобус номер один, у которого конечная остановка в Дании. За €2.30 можно поехать в соседнюю страну. А можно пойти пешком.

Этот регион в разное время был то немецким, то датским. В 1920 году, ровно сто лет назад, тут провели референдум об определении границ. Получилось так, что некоторые датчане на этих землях решили остаться в составе Германии, а немцы там, в Дании.

С тех пор граница определена, и получается, что и там, и тут есть национальные меньшинства, и это повлияло на выбор места расположения центра.

Тут много датской культуры, еды, оттуда приезжают туристы. Некоторые местные знают датский, датчанам дешевле здесь шопиться. Например, еда здесь часто стоит так же, а иногда дешевле, чем в Таджикистане, при том, что зарплаты тут гораздо выше.

 

- Самое интересное. Какие там зарплаты?

- Зависит от сферы. У нас, в науке, есть своя шкала, TVL. Она доступна онлайн и можно посмотреть, какому уровню соответствует твой опыт. Это сделано для того, чтобы была прозрачность в образовании зарплат. На одинаковых должностях суммы могут отличаться только если у вас больше опыта.

В среднем зарплата около 3 000 евро. Минус налоги – остаётся около двух тысяч. Тут большие налоги: страховка, пенсия, социальные выплаты и т.д.

Но походы в больницу, например, бесплатны. Я вот хожу дважды в год к дантисту, по врачам, это покрывается страховкой. Экстренные случаи и часть лекарств тоже оплачивается со страховки. Большая социальная поддержка, в общем.

 

- А кто более востребован?

- Наверное, IT-специалисты, инженеры, в фармацевтике много получают. Ещё тут высокая зарплата у учителей.

 

- А люди там другие?

- Не сильно отличаются. Я практически не встречал стереотипных холодных прямолинейных резких немцев. Они перебегают на красный свет, опаздывают. Опаздывают их поезда и автобусы. Всё как везде.

Я не во многих странах побывал, но мне кажется люди практически везде похожие: есть и дружелюбные, и есть и безразличные. С национальностью это особо не связано.

фото предоставлено Азизджоном Бердыкуловым

Возможно, просто мне везет, потому что и в Таджикистане, и здесь мне встречаются очень дружелюбные, «легкие» люди.

Я сдружился с коллегами, в основном общаюсь с ними. Они из разных стран: Дания, Украина, Россия, Азербайджан, Грузия и других.

Они уже знают, что такое плов. Я первый раз в жизни сам готовил плов в Германии, и он у меня хорошо здесь получается. Потому что здесь предсказуемый рис. А у нас не такой. Ну или я просто ещё не постиг это искусство в полной мере.

Одна беременная коллега всё время просила плов.

Ещё они знают, что Таджикистан – это маленькая страна, у нас много гор, озёр, много воды, вкусные фрукты, арбузы, курут (который им вообще не зашёл).
фото предоставлено Азизджоном Бердыкуловым

Сухофрукты обожают, я им всегда привожу. Особенно коллега из Дании очень любит сушеный тутовник. Здесь он не растёт, а в турецких магазинах стоит 8 евро.

Коллега, побывавшая в Таджикистане, как-то сказала: «Я думала, это ты такой хороший, а оказывается у вас все люди такие, очень милые и добрые».

 

- Со сменой образа жизни появляются новые привычки. Какие у тебя?

- Сортировать мусор. Тут кажется 4 вида, у всех дома есть разные контейнеры. Если ты не сортируешь мусор, то доплачиваешь больше за коммуналку. Это хитро высчитывается, правда я не знаю как.

Пластиковые бутылки можно сдать обратно прямо в супермаркете по 25 центов за штуку. 4 бутылки – один евро, за который можно купить хлеба и молока. Я не пью газировку, но очень многие так делают.

Ещё здесь магазины рано закрываются в будние дни – в 8-9 вечера, а в воскресенье не работает ничего, даже аптеки. Поэтому ты сразу учишься делать покупки заранее.

Стал больше заниматься спортом – тут очень спортивные люди, независимо от возраста. Пенсионеры рассекают на велосипедах, мамы с колясками бегают, люди с собаками.

Тут очень часто плохая погода, и для меня это предлог не выходить из дома. Но не для них.

Тренажёрные залы тоже популярны. Они работают 24/7, можно приходить в любое время, и стоят дешевле, чем в Таджикистане, 15-20 евро в месяц.

фото предоставлено Азизджоном Бердыкуловым

 

- Азиз, ты уже три года живёшь за рубежом. Как поддерживаешь связь с близкими?

- С родными общаюсь очень часто, почти каждый день: переписываемся в общем чате, созваниваемся. Ну и с друзьями регулярно общаемся. Интернет тут почти везде, и ты всегда на связи. Иногда это даже мешает, ты всегда доступен, тебе могут позвонить.

В Таджикистан за это время я приезжал 2 раза. Мои родители и сестренки живут в России, там тоже был дважды. Мне гораздо дешевле туда слетать из Германии, чем из Таджикистана.

 

- В этом году не получилось?

- Нет! В это время я должен был быть дома, планировал в июле полететь в Душанбе.

 

- Всё закрыли. Расскажи, как ты вообще пережил эту сложную для Европы весну.

- Нас отправили работать из дома на второй неделе марта, когда здесь была всего пара случаев Covid-19. Поначалу была такая взволнованность, что ты целый день будешь дома, можно в домашних штанах ходить всё время.

Через пару неделю стало сложно. Стала появляться паранойя, я думал, что если выйду на улицу, то сразу заражусь. Хотя у нас было 2-3 случая всего. Сейчас – 54 за всё время, почти все поправились, трое умерли. Население города около 90 тысяч человек. Я не прикасался ни к чему, все поверхности обрабатывал. Маски, кстати долго были необязательными. Сильно переживал за родителей, потому что они врачи. И за близких в Таджикистане. Дедушка у меня старенький, но он далеко, в Пяндже.

В марте-апреле было сложно. И я уже понимал, что мои планы на этот год не воплотятся: рабочая поездка, мама с сестренками должны были приехать, а в июле собирался в Душанбе. Это должно было быть счастливое лето: есть арбузы и ходить в шортах. Но ничего из этого не случилось.

И было сложно в первое время принять это, к тому же неизвестно, когда теперь я попаду домой. Эта неопределенность до сих пор… не знаю, с ней сложно свыкнуться.

Тогда возникло неприятное ощущение, что всё проходит мимо меня. В Таджикистане все друзья что-то делают, а я хотел в это время быть с ними, ходить в горы и купаться. Такое «fomo», страх что-то пропустить. У них будет много «внутряков», событий, которые они переживут вместе, шутки новые родятся и всё, ты больше не будешь частью компании.

И это мерзкое чувство на самом деле, потому что я должен радоваться, что мои друзья хорошо проводят время, а я сидел и дулся. Ну и я пытаюсь до сих пор всё это в себе побороть.

фото предоставлено Азизджоном Бердыкуловым

 

- А раньше такого не было?

- Нет, не было, я хорошо помню ощущения в ноябре прошлого года. Мне не хотелось лежать на полу и жалеть себя. А в этот раз было ужасно. Но это постепенно проходит.

С коронавирусом Германия справилась хорошо, особенно у нас, на севере. Границы уже открылись. Все на улицах, много туристов. Как будто ничего и не было. Будто бы всё нормализовалось, в офисе все вместе едим, никто не соблюдает дистанцию.

Единственное, что выдаёт – нужно носить маски в транспорте и в магазинах. А еще столики расставлены в заведениях. А так всё работает, даже кинотеатры. Правда, не знаю, что там показывают.

 

- Я знаю, что ты занимаешься музыкой, как тебе это помогает?

- В детстве я ходил в музыкальную школу, окончил ее по классу пианино. И когда приехал сюда, у меня прямо руки чесались, потому что свой инструмент я не мог привезти. Мой «Красный Октябрь» так и стоит у меня на балконе, жутко расстроенный. 

На моё первое Рождество здесь коллеги подарили мне синтезатор, и я был в безумном восторге! Так и сказали: «Это особенный праздник, первое Рождество, и вот тебе синтезатор». И они попали прямо в точку. С тех пор играю, пою, записываю и выкладываю.
фото предоставлено Азизджоном Бердыкуловым

В 2018 году начал сочинять мелодии, а в этом году стал публиковать их на SoundCloud.

В прошлом году сестрёнка познакомила меня с укулеле, я научился играть несколько аккордов и мне понравилось. На день рождения тут мне подарили укулеле, теперь на нём я тоже бренчу. Очень удобно. Оно легкое, можно просто ходить по квартире и играть.

Я очень люблю музыку, и рад, что родители отдали меня в музыкальную школу. И когда мне очень хорошо, и когда очень плохо я играю, пою. И когда посередине – тоже. Это способ выразить эмоции, зарядиться.

 

- Ещё хобби?

- Играю в видеоигры на приставке. Ну и спорт. Бег - самый дешевый вид спорта!

Мне нравится бегать на улице, особенно помогает проветрить голову после работы. Круто, когда бегущий навстречу кивает тебе или поднимает большой палец. Ощущаешь себя частью большого сообщества.

фото предоставлено Азизджоном Бердыкуловым

Ещё играю квизы и «Что? Где? Когда?» онлайн с ребятами из Душанбе. Одно из немногих положительных следствий пандемии – такие импровизированные сабантуйчики.

Это классно, когда каждый вечер спешишь домой поболтать со своими родными людьми, поиграть. Это помогает.

Читайте нас в  TelegramFacebookInstagramViberЯндекс.Дзен и OK.

Свои вопросы, сообщения, видео и фото присылайте на ViberTelegramWhatsappImo по номеру +992 93 792 42 45.